Изучение неврологии и психиатрии, нервные и психические заболевания и их лечение
Нервные и психические болезни

Основная функция нейродипамической системы

Основная функция нейродипамической системыОсновная функция нейродипамической системы— образование временных связей, условных рефлексов, на различные раздражители внешнего мира, которые в конечном счете становятся сигналами безусловных рефлексов.

Морфологическим субстратом первой сигнальной системы является кора больших полушарий головного мозга со всеми в ней расположенными синтез-анализаторами— слуховыми, зрительными, кожными, обонятельными, вкусовыми, двигательными, тесно связанными между собой ассоциационными волокнами.

Биологическое ее значение состоит в том, что она обеспечивает благополучие человека и животных путем приспособления к условиям окружающей среды и способности правильно реагировать на бесчисленное количество раздражений, падающих на организм, в соответствии с изменяющейся обстановкой: находить по ряду внешних признаков пищу, убегать от угрожающей опасности, стремиться к сближению с особью другого пола и т. п.

Представим себе, что заяц или собака потеряли в результате нарушения корковой сигнальной деятельности нормальную способность давать безусловные пищевые, оборонительные или половые реакции в ответ на условные сигнальные раздражители. Без лишних доказательств ясно, что они очень быстро погибнут от голода или станут жертвой хищных зверей, так как не смогут правильно и своевременно разбираться в условных раздражителях: в качестве пищи, ъ сигналах приближающейся опасности, т. е., иными словами, не будут различать зверей по их виду, запаху и голосу, различать среди людей хозяина и врага, различать полезную и вредную для здоровья пищу и т. д.

Третьей нейродинамической системой, или третьей инстанцией, является вторая сигнальная система действительности, специально человеческая система.
Второй сигнальной системы у животных нет. Это — чрезвычайная прибавка, которая возникла в деятельности человеческого мозга по сравнению с нервной деятельностью животных. «Эта прибавка касается речевой функции, внесшей новый принцип в деятельность больших полушарий. Если наши ощущения и представления, относящиеся к окружающему миру, есть для нас первые сигналы действительности, конкретные сигналы, то речь, специально прежде всего кинэстезические раздражения, идущие в кору от речевых органов, есть вторые сигналы, сигналы сигналов. Они представляют собой отвлечение от действительности и допускают обобщение, что и составляет... специально человеческое, высшее мышление, создающее сперва общечеловеческий эмпиризм, а наконец и науку — орудие высшей ориентировки человека в окружающем мире и в себе самом».

В процессе развития в детские годы чело-век учится говорить, у него развивается членораздельная речь, способность пользоваться словами, обозначать словами все предметы и процессы окружающего мира, выражать в словах свои знания о процессах, происходящих в природе и обществе.

Первая и вторая сигнальные системы неразрывно между собой связаны. Вторая сигнальная система развивается на основе обобщения бесчисленных сигнальных раздражителей первой сигнальной системы. В результате слово как отвлеченный сигнал действительности, способно вызвать те же реакции, которые вызывает непосредственный раздражитель (свет, звук, запах). Так, например, произнесенное слово: «опасность!» вызывает эмоцию страха со всеми вегетативно-соматическими реакциями, как если бы человек в действительности оказался перед реальной опасностью.

Эта третья инстанция, третья нейродинамическая система, которая имеет своей морфологической основой, как и первая сигнальная система, кору головного мозга, развилась в процессе труда человека и усовершенствования его членораздельной речи.

Это физиологическое открытие И. П. Павлова находится в полном соответствии с тем четким отграничением человека от животного, которое дает Ф. Энгельс: «Коротко говоря, животное только пользуется внешней природой и производит в ней изменения просто в силу своего присутствия; человек же вносимыми им изменениями заставляет ее служить своим целям, господствует над ней. И это является последним существенным отличием человека от остальных животных и этим отличием человек опять-таки обязан труду»1.
В отличие от животного у человека в связи с его коллективной трудовой деятельностью развилась речь и попутно те отделы мозговой коры, которые играют роль речевых синтез-анализаторов.

Вторая сигнальная система является регулятором человеческого поведения, его идейной направленности.

Совершенно невозможно себе представить изолированную деятельность одной из трех инстанций. Восприятие и оживление следов многочисленных прежних восприятий, т. е. представления (вторая инстанция), составляя богатство человеческого опыта, всегда получают словесное обозначение, следовательно, они обязательно находят отражение во второй сигнальной системе (в третьей инстанции). С другой стороны, наша речь, наше мышление постоянно оживляют представления, полученные непосредственно от воздействия предметов окружающего мира. Следовательно, деятельность одной сигнальной системы опирается на деятельность другой. Наконец, эмоции наши — влечения, инстинкты (первая инстанция)— находят постояннее отражение в нашем мышлении, речи, поведении. Человеческие эмоции регулируются второй сигнальной системой.

Таким образом, основу здоровой личности составляет правильное взаимоотношение описанных трех инстанций. И наоборот, при всех нарушениях психической деятельности, при всякой потере единства и целостности психики обычно приходится иметь дело с нарушением функциональных взаимоотношений между всеми тремя инстанциями с преимущественным сдвигом в одной из них. Вторая сигнальная система, являющаяся онтогенетически наиболее поздним образованием, при воздействии на мозг различных вредностей страдает ранее других систем.




Яндекс.Метрика